<< Выход Место  Даты

Монотипия из собрания Русского музея.

Кругликова Е.С. Натюрморт. Белые розы. 1914. Бумага, монотипия. 46,8х32,5.Русский музей впервые демонстрирует свою коллекцию произведений, созданных в этой необычной технике. На экспозиции представлено более 80 работ таких мастеров монотипии как Елизавета Кругликова, Александр Шевченко, Ростислав Барто, Адриан Каплун, Константин Рудаков, Давид Боровский, Валентин Левитин, Евгений Кругликова Е.С. Мастерская художника.1914. Бумага, монотипия. 32,4х46,8.Михнов-Войтенко и др.
Термин «монотипия» происходит от греческих слов «monos» - один, и «typos» - отпечаток. Процесс ее создания в классическом значении заключается в следующем: на гладко отполированной металлической доске масляными красками создается рисунок, который переводится на бумагу с помощью офортного станка. Оттиск может быть получен лишь в единственном экземпляре, оставаясь уникальным, авторским произведением. Таким образом, монотипия относится к печатным техникам, но не является тиражной.
Появившаяся в середине XVII столетия благодаря итальянскому мастеру Джованни Бенедетто Кастильоне и не обладающая одним из основных качеств печатной техники – тиражностью, монотипия не была востребована мастерами гравюры, оставаясь уделом экспериментаторов. В последней трети XIX века интерес к монотипии проснулся не у граверов, а у молодого поколения живописцев – импрессионистов, искавших новые формы и способы выражения света и цвета. Монотипия обрела второе рождение прежде всего благодаря Эдгару Дега, увлекшемуся ею в середине 1870-х годов. Под его влиянием к монотипии обращались Камиль Писсарро, Поль Гоген, Пьер Боннар и другие. Интерес к различным видам печати в то время в Париже был велик. Создавались общества, объединявшие мастеров, как французских, так и иностранных, приезжавших туда в поисках новых импульсов для творчества. Среди них была и Елизавета Кругликова, с деятельностью которой связано появление монотипии в России. В определенной степени Париж можно назвать «родиной» русской монотипии.
Елизавета Кругликова, имевшая в Париже собственное художественное ателье, экспериментировала с разновидностями гравюры на металле: офортом, цветной акватинтой и Шевченко А.В. Дома на берегу. 1934. Бумага, монотипия. 24,2х20,5.мягким лаком. «Мне не хватало времени, чтобы делать офорты, и вот я нечаянно сделала монотипию, не зная даже, что это именно монотипия!» - так рассказывала художница об освоенном ей в 1909-м способе печати. Шесть лет парижского периода Кругликова увлеченно работала, постигая возможности монотипии в разных жанрах. Ее произведения глубоко индивидуальны и в то же время созвучны эпохе модерна. Художница не только плодотворно работала в своей парижской мастерской, но и активно пропагандировала в России новую печатную технику: экспонировала монотипии на выставках, публиковала тематические статьи.
В 1900-1910-е в монотипии самостоятельно экспериментировали и другие отечественные художники. В коллекции Русского музея есть три уникальных оттиска Валентина Быстренина: изображения натурщиц, выполненные в 1906-м на алюминиевой пластине и сочетающие живописные и графические начала. Но для популярного художника-гравера они так и остались лишь «домашним опытом». На выставках «Мира искусства» с середины 1910-х появляются монотипии Екатерины Качуры-Фалилеевой. Ее работы, опирающиеся на традиции реалистической школы, напоминают этюды маслом.
В атмосфере послереволюционной России техника монотипии, исключающая массовый тираж, не находила отклика в художественной среде. Эпитет «оранжерейная», примененный к ней критиком Эрихом Голлербахом, совмещал и эстетическую оценку ее характера, и ее «неактуальность». В годы господства конструктивистских направлений, свойственные монотипии импрессионистичность и декоративизм казались чуждыми и изжившими себя.
Новый этап в истории отечественной монотипии обозначился в начале 1930-х. Это десятилетие стало временем ее расцвета: к ней обратились художники разных направлений, именитые мастера и творческая молодежь. В первую очередь это было связано с творчеством виднейшего представителя московского авангарда Александра Шевченко, который, по мнению критиков, превратил эту технику в настоящее искусство. Рубеж 1920-1930-х для Шевченко был ознаменован новым этапом в творчестве, во многом связанным с его поездками на Кавказ. Тогда же он обратился к технике монотипии. Впечатления от экзотической природы, яркие краски, местная жизнь и народные типы: все это вдохновляло мастера. Монументальность, плоскостность, стремление к орнаментализму - таково было кредо Шевченко.
В Ленинграде новый импульс обращения к монотипии связан опять же с деятельностью Елизаветы Кругликовой, в конце 1920-х – начале 1930-х организовывавшей графические студии и мастерские. Монотипия была интересна и ее ученикам, и маститым художникам, таким как Павел Шиллинговский и Николай Павлов. Для художника Адриана Каплуна монотипия стала одной из основных техник. Он экспериментировал с красочной поверхностью, и эволюция его колористической гаммы отражает общую тенденцию в отечественном искусстве той эпохи. От экспрессивно-вызывающих цветовых сочетаний в ранних оттисках 1930-х Каплун двигался к реалистичной гамме, создавая сдержанный лирико-романтический пейзаж.Каплун А.В. У завода имени Марти. Ленинград. 1935. Бумага, монотипия. 37,2х50,8.
К лучшим явлениям ленинградской монотипии принадлежат работы Константина Рудакова. Он предпочитал черно-белую, монохромную гамму, создавая ощущение легкости, воздушности формы.
При всей условности деления советской монотипии 1920-40-х годов на московскую («шевченковскую») и ленинградскую («кругликовскую»), можно отметить, что для москвичей главным была фактура, связанная с красочным пятном и цветом. Ленинградцы, работавшие в более реалистической манере, акцентировали экспрессивный характер мазка и динамичность композиции. При этом ряд произведений представителей обеих школ отражал энергию строителей новой жизни (спуск кораблей, демонстрации), а другие напротив отражали уход в мир, далекий от социалистической реальности.
Политическая «оттепель» 1960-х предоставила художникам возможность знакомства с наследием искусства, до того находившегося в идеологической опале. В частности, 1960-е годы были отмечены увлечением многих художников идеями импрессионизма. И вновь, как и в XIX веке, монотипия оказалась востребована художниками, для которых было важно сместить акцент на созерцание живописной поверхности как главной ценности произведения. Влияние французского импрессионизма заметно в художественном почерке Давида Боровского в его пейзажных монотипиях начала 1960-х годов. Они пронизаны светом, свежестью и экспрессией.
В 1960-1970-е некоторые художники от импрессионистических опытов пришли к размышлениям об экспериментах кубистов, представителей аналитического и беспредметного искусства. Ленинградский художник Валентин Левитин немало экспериментировал в монотипии. В его натюрмортах конца 1960-х прослеживается диалог с кубистическими поисками начала ХХ века, а в серии беспредметных композиций 1970-х – аллюзии с опытами Василия Кандинского. Особое внимание Левитин уделял фактуре, наделяя ее глубиной и многослойностью.
Большая часть собрания монотипии Русского музея второй половины ХХ века – это произведения беспредметного искусства. Каждый из художников - Георгий Ковенчук, Мария Раубе-Горчилина, Валентин Левитин и др. - выявлял «свою» грань возможностей техники. Однако знаковым именем в данном контексте стал Евгений Михнов-Войтенко, который в 1970-е создал серию «Композиции» в монотипии. Его монотипии – это бесконечное разнообразие мазков, пятен, рваных линий, резких штрихов и странных форм, но, как говорил сам художник, «хаос – это и есть гармония».
В начале 1990-х, вдохновившись любовной лирикой античности, обратился к почти не знакомой ему до того технике монотипии художник Юрий Тризна. Полные необузданной чувственности, его произведения несут сильнейший энергетический заряд.
Один из мастеров, наиболее активно работающий в монотипии сегодня, - московский художник Александр Лозовой. Его излюбленный прием – составление коллажа из разрезанных листов нескольких монотипических оттисков. Его работы необыкновенно декоративны и напоминают узоры восточных ковров.
Собрание монотипии Русского музея позволяет проследить основные этапы и направления развития этой техники в России. Некоторые произведения, вошедшие в экспозицию, не экспонировались ранее. Среди авторов и малоизвестные художники, и мастера, которые представлены не только своими хрестоматийными произведениями, но и работами, почти неизвестными широкой публике.


купить журнальный столик недорого
Copyright (c) Newsartspb.ru
при полном или частичном цитировании, ссылка на сайт www.newsartspb.ru обязательна
  Rambler's Top100